B.Sacred
Галатея на шестернях.
Москва,
заказное.

Ксю-ша. Ксения. Имя путается на языке и с трудом получается выговорить. Имя отдает таблицей Менделеева и учебником по детмашу. Странное имя. Как обращаться к человеку, когда думаешь вместо человека о Менделееве? Да и как обращаться к человеку, кроме как не по имени. В противном случае, зачем ему вообще имя?
Ксю-ша. От тебя мне осталось воспоминание о копне каштановых волос и о нежно-белой коже. Казалось, стоит по этой коже прочертить ногтем, и она разойдется, обнажив мне твой позвоночник. О, как мне хотелось его увидеть. Потому что до сих пор не могу поверить, что он у тебя есть. И что мы вообще состоим из одного и того же: плоти и крови. Не могут же юыть два столько разных человека быть из одного и того же?
Ты спрашивала, что мне снится. Я тебе рассказывала истории. Но это ложь. На самом деле мне снятся слова. И я не знаю, что с этими словами делать. Мне снятся только слова. И ничего больше. Пустословие.
Ксю-ша. Кем же ты мне хотела быть? Сестрой, любовницей или подругой? А кем ты мне стала? Воспоминанием и именем, которое путается у меня на языке. Обрывком письма, записью в блокноте. О, если бы ты хотела просто быть рядом - это одно, но ты хотела от меня слишком много. Пожалуй, да, это не у тебя нет хребта, это у меня его нет. Я бесхребетна. Я неспособна оказалась ни на что, кроме того, что путалась в твоем имени.

Твоя E.

@темы: Неотправленные письма, Isolofobia